Адвокатская монополия – быть или не быть


В обществе, а особенно в профессиональном кругу юристов и адвокатов, идут дебаты относительно законопроекта от 29.08.2019 г. №1013 об отмене монополии – за и против. У каждой стороны есть свое мнение, аргументы и видение того, что законодателю «на самом деле» необходимо

Eng
Ua

Ru

Адвокатская монополия – быть или не быть


13 ноября 2019 Загрузить PDF

В обществе, а особенно в профессиональном кругу юристов и адвокатов, идут дебаты относительно законопроекта от 29.08.2019 г. №1013 об отмене монополии – за и против. У каждой стороны есть свое мнение, аргументы и видение того, что законодателю «на самом деле» необходимо сделать.

Прежде всего акцент стоит сделать на том, что сам законопроект касается изменений Конституции, но при этом никоим образом не затрагиваются процессуальные кодексы, из чего можно сделать вывод, что принятие законопроекта №1013 и внесение изменений в Конституцию на данный момент ничего не изменит в вопросе представительства в судебной сфере. Так ст. 60 Гражданского процессуального кодекса Украины, ст. 58 Хозяйственного процессуального кодекса Украины и ст. 57 Кодекса административного судопроизводства Украины содержат идентичные положения – представителем может быть адвокат или законный представитель. По малозначным делам допускается представительство физическим лицом с процессуальной дееспособностью.

Исходя из этого, можно констатировать, что внесение изменений согласно законопроекту №1013 фактически не затрагивает адвокатскую монополию.

Из вышеуказанного следует: вынесение вопроса о представительстве из Конституции Украины на уровень кодексов – это первый шаг, и он же будет единственным; а последуют ли другие, уже на уровне кодексов – остается открытым.

Так же стоит обратить внимание на саму адвокатскую монополию в разрезе статистики, приводимой Государственной судебной администрацией Украины – в соответствии с п. 11 ч. 16-1 Переходных положений Конституции – представительство исключительно адвокатами или прокурорами в судах апелляционной инстанции с 01.01.2018 г. и судах первой инстанции с 01.01.2019 г.

На сегодняшний день доступны данные за 2017 и 2018 год. (https://court.gov.ua/inshe/sudova_statystyka/analit_tabl_2018).

Для наглядности приведу их в таблице:

Показатель 2017 год 2018 год Изменение, %
Поступило в апеляционные суды по апелляционным жалобами (всего) 280 449 287 402 2,5
В том числе уголовных дел и материалов 50 657 57 889 14,3
административных дел и материалов 85 974 95 155 10,7
гражданских дел и материалов 91 068 89 073 -2,2
хозяйственных дел и материалов 30 589 20 776 -32,1
дел по административным правонарушениям 22 161 24 509 10,6

О чём говорит статистика? Что в общей сложности апелляционных жалоб было подано больше на 2,5 % в 2018-м году по сравнению с 2017-м. Рост произошел в большей степени из-за увеличения апелляционных жалоб по уголовным делам. Наибольшее уменьшение апелляционных жалоб наблюдается в сфере хозяйственных споров – на 32,1%, и незначительное в сфере гражданских споров – на 2,2%.

На основании вышеуказанных данных можно сделать выводы, что монополизация адвокатурой представительства в судах фактически затронула в большей степени хозяйственные дела. Появление в следующем году цифр за 2019 год позволит провести анализ влияния монополизации на местные суды. Так же необходимо отметить, что самым наглядным примером, для определения влияния монополии адвокатуры было бы сопоставление числа малозначительных дел к общему числу дел, но, к сожалению Государственная судебная администрация, которая является источников статистических данных, такую информацию в открытом доступе не предоставляет.

Основной аргумент сторонников адвокатской монополии – повышение качества правовых услуг, наличие контроля за деятельностью адвокатов со стороны органов адвокатуры и возможность защитить свои права в случае если представитель-адвокат некачественно их предоставил.

Но соответствует ли эта позиция истине? Возможно ли подтвердить или опровергнуть утверждение, что адвокаты предоставляют более качественно правовую помощь, чем юристы без статуса? Не политизируются ли квалификационные комиссии и не превратятся ли они в орудие контроля и давления на отдельных адвокатов? Можно ли оценить качество предоставляемой правовой помощи адвокатами и сравнить его с качеством работы юристов?

С моей точки зрения, монополию следовало бы внедрять несколько по-другому – через просвещение населения и в конечном итоге клиента, чтобы последний понимал, что именно адвокат предоставит правовую помощь на высочайшем уровне. Это, в свою очередь, естественным образом побудила бы юристов становится адвокатами и поднимать престиж адвокатуры в обществе в целом. К сожалению, на данный момент имеем иную картину: среднестатистический гражданин не особо различает юристов и правозащитников (коими часто именуют себя юристы без статуса адвоката) и адвокатов, да и слабо понимает, в чем, собственно, разница. Часто слышны голоса, что монополия адвокатуры служит всего лишь повышению ценника услуг и, увы, не влияет на качество оказываемых услуг.

Вынужден констатировать, что в связи с ограничениями на представительство адвокатов в судах в целом по Украине, а в отдельных областях просто катастрофически усложнилась возможность получения адвокатского свидетельства – ожидание в очереди на сдачу экзамена может занимать порядка полутора лет. Широко обсуждаемая концепция реформы процедуры сдачи экзамена с централизацией в Киеве, записью самого экзамена, а также переходом к тестам и возможностью пользования электронных справочников и единого реестра судебных решений откровенно «буксует» и меркнет на фоне вопроса о монополии адвокатуры и ее необходимости.

Также стоит отметить сложности с монополией в сфере хозяйственных споров, прежде всего из-за короткого срока, в течении которого необходимо найти адвоката, а адвокату – проанализировать все имеющиеся материалы  и подготовить достаточную правовую позицию. Сложность еще и в объемности таких споров, когда дела могут иметь огромное количество материалов. Как правило, с ними прекрасно ознакомлены штатные юристы субъекта хозяйствования, но подготовка адвоката к судебному процессу становится весьма затруднительной. В этом свете возникает вопрос о необходимости повышения уровня штатного юрисконсульта предприятия до адвоката. Или же достаточно расширить полномочия на само представительство юридических лиц также и штатными юристами.

Итак, напрашивается общий вывод: на данный момент монополия адвокатуры в сфере правовой помощи имеет место быть и больше всего ее влияние наблюдается в сфере хозяйственного процесса.

Хочется верить, что вне зависимости от дальнейших действий законодательный курс на повышения квалификации адвокатов и реальные шаги сохранятся, а наше общество будет выбирать адвокатов для предоставления правовой помощи не из-под палки по решению законодателя, а из-за престижа и реального уровня качества предоставляемых ими услуг.

Автор: юрист Владимир Данилин

 

 

Уважаемые читатели! Публикации на этом сайте носят информационный, справочный или рекомендательный характер, и отражают точку зрения и мнение авторов.
Материал, содержащийся в статьях / комментариях / публикациях, является актуальным на момент создания и публикации, но мы не гарантируем, что правила, рекомендации, процедуры и законодательство, использованные и описанные в материале, актуальны на момент, когда вы ознакомились с ними.
Авторы не несут ответственности за последствия применения содержания статей / комментариев / публикации без заключения договора об оказании услуг.
Для получения консультации по вашему вопросу напишите нам на info@de-jure.ua, и с вами свяжется юрист.